Разделы:

Хронология:

Новые комментарии:

Каналы:

© Константин Лакин, 2011–2022

Перепечатка материалов допускается с указанием источника.

Изготовление: Валерий Сальников

3 апреля 2022 г. Комментарии (0)

Без… Дна…

Без…Дна…В зиму незалежности у Киеве с нашего села майданили: директор школы, пара начальничков, пяток алкоголиков, десяток хлопцев та дивчат со скандальних семей. Платили по 200, або по 500 гривен. Студенты тож не приихали до батькив на каникулы, — скакали. Инши сидели по хатам перед телевизором, охали.

Дале пошло-поихало. Крымнашненаш. Была безглузда межа по Керченской протоке. Стала — ещё дурнее по Чонгару. Сын со снохой та внуками ездыты перестали. Скучаем.

Магазин — на замке. Над администрацией — прапори: украинский, российский, червоний. Верховодят милиционеры, богатеи да городские.

Спалылы птишник. Хто? Пошто? Слухи — разны.

Спалылы людей в Одессе.

На сельском майдане перед администрацией снесли Ленина. Не жалко. Але бухие вандалы матюкалыся на усё село. Видморозки. Автобусни зупынки размалювали жовто-блакытно. И лавки. И заборы. Ранише я любив синеву та сепию. Теперь — ни.

* * *

Чоловикы пишлы до Донецка. Захищати от нацистов. Хтось — по совести. Хтось — по дурости. Инши — в банды. Бандиты накололы соби свастики та вилы. Ходили по селу. Орали. И пропалы. Пишлы до Коломийського, там добре платят.

На схиде — война. Мы бомбымо Луганськ. Е у Донбассе российски вийсковы чи не, — яка разница? Уси мы — русские.

Приезжали якысь-то люди. Частына — в странной форме. Частына — в майках-бейсболках. Ходили по будынкам. Расспрашивали, у когось родичи воюють за Новороссию. Нас записали як семью с детьми у Крыму. Живемо с огорода та хозяйства. Пенсия — ни про що.

* * *

Явилися чужынцы. Участники боевых дий. Получили будынки. Болтают по-своему. У дворе щось разгружают. Говорят, с Донбассу, с разграбленных будинкив… Точно нихто ничого не знае. Але говорят.

Снова приезжали люди в форме та майках. Забрали вчительку молодших классов та володельца магазина. Через два дня магазин снова видкрывся, але володелец — новый.

* * *

Жена голосувала. Говорить, Зеленський закинчыт войну. Каже, добрый фильм, де вин — президент.

* * *

В магазине продавщицу уволилы, бо размовляла по-российски. У школи малюки учат чужу бандеровську мову. Спивають идиотськый гимн. «И хто не скаче, тот москаль». В книжках нацисты — герои.

* * *

Нихто не стрыляв. Нихто не бомбыв. Нияких сирен. А просто по селу пишла российска колонна. Соседи выходили зустричаты. Я тож постояв на вулице. Довго стояв. А воны всё шли та шли. И сгинули. Що це було? Яка теперь влада?

Пропала связь с Крымом. Не можу позвониты до сына. Приходив сусидськый парубок. Принёс ноутбук. Поговорил с сыном. Але в Украине сё — небезпечно… небезопасно. Так сказав парубок. А що «небезпечно», якщо наши у мисти?

Администрация пустуе. Усё начальство кудысь подевалося.

Зъявылыся украинськи вийскови. Засели у лиси. Як там живут — бог ведает. Але живут. У село ходять за самогоном, мясом, хлибом. То пьяни, то колоти. Но не безобразят. Платят справно.

С города приехали местные. С калашами. Занялы полшколы. Ходят у лис к вийсковим, стреляють, тренируються. В селе находят вбитых. Схоже, сводять счёты.

Вдалеке грохочет. В ночи — зарницы. До села зашёл российский обоз. Укровоенные постреляли здалёку. Пидпалылы три машины. И снова — у лис. Так кажуть. Я не бачив.

Вошли российский БТР та легковушка. Привезли нового голову администрации. Кликнули клич. Народ потягнувся на работу. В охорону записалося тридцать людей. Життя буде!

Над администрацией — российский прапор. Старейший дидо вышел на вулыцю в орденах та с Георгийвскою стричкою. Утром дида вбили. На панихиду мы с соседом тож начепыли стричку.

Россияне уихали. Влада сгинула. К обеду на бронемашине зъявылися прежние. Забралы многих. Одного забили ногами на глазах соседей. Остатних увезли.

Без…Дна…
100 лет ломки. 30 лет подлости. 8 лет смерти. Месяц весны. День стужи. Не «фсёпропало». Не «фсёидетпоплану». Не «жизньсложна». Иное. В другом измерении. Там, где кончились идеи. Но остались люди. Морщинистые. Скрипучие. Выжатые насухо. И дети без детства.
Костя ПУТЕВОДКА

.
.
.

Следующая: Цены

Предыдущая: Олег Табаков - человек и паровоз